Письмо Минфина России от 26 июля 2016 г. N 03-08-13/43631

Министерство финансов Российской Федерации в связи с письмом ФНС России от 18.05.2016 N ОА-4-17/8863@ сообщает следующее.
Статьей 3 Гаагской конвенции от 05.10.1961, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление предусмотренного статьей 4 Конвенции апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен.
Однако выполнение проставления апостиля не может быть потребовано, если законы, правила или обычаи, действующие в государстве, в котором представлен документ, либо договоренность между двумя или несколькими договаривающимися государствами, отменяют или упрощают данную процедуру или освобождают документ от легализации.
В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Гражданского кодекса Российской Федерации обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.
Таким образом, принятие сертификатов резидентства без апостиля, рекомендованное письмами Минфина России от 05.10.2004 N 03-08-07, от 01.07.2009 N 03-08-13, а также сложившаяся многолетняя практика обоюдно принимать неапостилированные сертификаты, подтверждающие резидентство, представляют собой обычай, не противоречащий Гаагской конвенции.
Также отмечаем, что пункт 1 статьи 15 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" содержит закрытый перечень видов международных договоров Российской Федерации, подлежащих ратификации.
Таким образом, договоры по вопросу отмены апостилирования не требуют ратификации поскольку не содержат правила иные, чем предусмотренные законом, и не противоречат Гаагской конвенции.
Также следует отметить, что согласно вышеуказанному письму ФНС России сертификат резидентства, выданный налогоплательщику компетентным органом иностранного государства, должен быть переведен на русский язык согласно пункту 1 статьи 312 Налогового кодекса, и верность такого перевода, с учетом положений подпункта 4 пункта 1 статьи 26 Консульского устава Российской Федерации, заверяется консульским учреждением Российской Федерации в соответствующей стране.
Вместе с тем, статьей 81 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате установлено, что нотариус свидетельствует верность перевода с одного языка на другой, если нотариус владеет соответствующими языками. Если нотариус не владеет соответствующими языками, перевод может быть сделан переводчиком, подлинность подписи которого свидетельствует нотариус.
Таким образом, исходя из вышеизложенного, позиция, изложенная в письме ФНС России N ОА-4-17/1265@, об апостилировании и заверении перевода сертификата резидентства консульским учреждением Российской Федерации в соответствующей стране не соответствует законодательству Российской Федерации, а также позиции Министерства финансов Российской Федерации.
И.В. Трунин